Русская жизнь на болоте

В России пожары. Достигнет ли катастрофа прошлогоднего уровня? Корреспондент «Известий» отправился на торфяники Тверской области, где сосредоточена половина торфяных ресурсов Центральной России.

Страшно отправиться на прогулку, чихнуть, засмеяться, поднять тяжелое? Решение есть!
7 часов назад
Потенция как в в 20 лет! Капсулы для могучей эрекции, популярные в порноиндустрии!
10 часов назад

Владимир Никитин (справа), директор торфяного завода, и Геннадий Мокунин, мастер, работают на болотах

— Болото затягивает, — философски говорит Сергей Денисов, четыре десятка лет работающий на торфяниках. Зарплата была высокая, за два года я спас машину. Мой тракторист получил 700 советских рублей! Я думал, будет легко покидать болота, они были утомительны.

Я тянусь к грузовику, который, затаив дыхание, ползет по торфяным полям из стороны в сторону, мои глаза ревут от ужасного жужжания злобных слепней размером с мячик для пинг-понга. Вагончик уступает ванне, но болотный Денисов строжайше запрещает мне открывать окно. Итак, мой мозг плавится, и мне приходится решать, страдаю ли я от теплового удара или от болотных вампиров. Мое последнее предположение состоит в том, что торфяная промышленность сократилась в сто раз по сравнению с СССР и развалилась из-за невыносимых условий труда.

«Болотные твари их не трогают», — сообщает Сергей Денисов. — Торфяная промышленность умерла, когда появилась дешевая газификация. Газ — наш кровопийца. Сейчас газ для многих недосягаем, мы пришли в себя. Торф – отличное местное топливо. Машиностроительные заводы закрылись, горнодобывающая промышленность обанкротилась, поля заброшены, люди разбежались. Можно ли восстановить промышленность? Не в этой жизни.

Мы говорим о промышленности, но мы говорим о пожарах. Потому что работающая торфяная промышленность – лучшее средство от торфяных пожаров.

Заброшенный дом может рухнуть, заброшенное торфяное болото может загореться. Староста торфяника показывает поле Красного мха. По мере того как марсианские миражи поднимаются к горизонту, бурые торфяные поля, груды выкопанного торфа возвышаются, как дюны над торфяными болотами. Где таится огонь? При редком сочетании факторов, когда начинаются сложные биохимические процессы, отвалы складчатого торфа могут самовозгораться. Но это уникальное событие — всю Россию не охватят пожары. Почему горят осушенные торфяники? Жизнью доказано, что торфяник не может загореться сам по себе, внутри много воздуха и у него хороший теплообмен с окружающей средой. Пожары вызываются людьми — охотниками, рыболовами, мародерами, которые рубят брошенное снаряжение. В случае пожара тлеющие торфяники трудно потушить, поскольку торф содержит битумы — соединения, отталкивающие воду. Вода скатывается с асфальта как с горки. При тушении пожаров происходит цирковой трюк – бьют пожарные рукава, а асфальт, притворяясь торфом, лежит в луже и издевательски дымится. Забытые торфяные шахты опасны, но в 1990-е годы человек так быстро вырвался из леса на экономическую свободу, что не взялся за принудительную мелиорацию, затопил осушенные залежи, не восстановил торфяники.

Так что самовозгорание торфа — миф, как рассказы о болотной нежити. Гибель торфяной промышленности открыла дорогу лесным пожарам. Насколько крупной была торфяная промышленность? Ленинский план ГОЭЛРО вырос из торфяной промышленности; первая в стране электростанция в Шатуре работала на торфе. Золотой век торфяной промышленности пришелся на 1950-е годы, еще до открытия нефти в Западной Сибири. Кадры для промышленности были подготовлены в Московском торфяном институте, который в 1960-е годы переехал в Калинин, выпуская по 400 специалистов в год, в том числе геологов-торфов, и преобразованный в Тверской технический университет. В России торфом покрыто 12% территории, но его добыча упала со 100 млн т до 1,2 млн т. Между тем, в Финляндии на долю торфа приходится 22% всего производства энергии, в Швеции — 26%, в Ирландии — 34%. В России на торф приходится абсурдные 0,05%. Нам далеко до этих стран в плане высоких технологий и инноваций, но почему они не отказываются от дремлющего торфа? Дело, конечно, еще и в том, что торф — это малый и средний бизнес, который в России лежит на обочине. Получается, что наши пожары — следствие нашей экономики. Значит, ты не интересуешься политикой, ты не можешь сидеть на задворках.

Возвращаемся в село Ильинское через колдобины. Наблюдение за торфяными болотами навело меня на меланхолию, и я спрашиваю, работали ли женщины на болотах, потому что это адская работа. К разговору присоединяется глава поселения Сергей Кругликов, называющий себя «президентом, как в Израиле».

— Вы смотрели на лица твистерских женщин? — Президент отвечает на вопрос за вопросом.

— У них есть скулы, почему? После войны, когда мужчин не стало, на торфяники сотнями свозили женщин из Мордовии и Чувашии. Как они выжили, я понятия не имею. Пришли с болот за сосновыми шишками, которыми набивали матрасы. Мы называли этих женщин «пефтушками». Многие останавливались в Твери. Черный торф сделал больше русской крови, чем Золотая Орда. Хотя сельская местность быстро вымирает, все возвращаются во двор. Ежегодно население области сокращается на 1,5-3%. Местную промышленность надо оживлять, а сил на это нет. И мозгов не хватает.

Это находка! Вырабатывает иммунитет к 100% известных паразитов.
9 часов назад
Модные силуэты, современные тренды. Успей купить со скидкой!
9 часов назад

Рядом с Ильинским стоит памятник Туполеву, пришедшему из торфяного царства. В блестящем предчувствии своей недолгой жизни великий авиастроитель обратился к механизмам на жидком топливе. В последнее время село Ильинское также прославилось частыми визитами областных властей, вплоть до губернатора Зеленина. В Ильинске произошло редкое событие – открылся новый завод по производству торфяных брикетов. Фабрика — красноречивое слово, скорее магазин. Одно стихотворение, на самом деле под открытым небом, на руинах мертвой льняной фабрики. Практически все оборудование и технологии российского производства. Спрос на торфяные брикеты дикий, продукция сумасшедшая, производство происходит круглосуточно. Машины стоят в очереди. Торфяник правительству нравится языками, потому что других живых заводов в районе всего два — атомная электростанция, к которой администрация не имеет никакого отношения, и скромный магазинчик, появившийся внезапно, но который вы можете добавить к своему имущества, потому что его не оставили, задушили в административных объятиях.

В деревне больше нет ни рабочих, ни мужчин. На заводе работают бывший директор колхоза, которого уже нет, бывший директор совхоза, которого тоже больше нет, бывшие руководители торфяного предприятия и льнозавода, которых уже давно нет. Люди немолодые, но как комсомольцы горят желанием вести живое дело, чего не было в пришедшей в упадок деревне со времен свободной экономики.

— Этому пню несколько тысяч лет, а мы нашли его свежим в торфе, — с энтузиазмом говорит Геннадий Мокунин, извлекая из кучи дров огромный кусок, который можно принять за болотного оленя. — Торф — отличный консервант, это знают археологи. Военных летчиков не раз находили мертвыми в торфе. Но это ужасно — добывается из торфа, и лицо сразу чернеет от кислорода.

— Торф обладает многими целебными свойствами, — вступает в разговор директор завода Владимир Никитин. — Есть брошюры по военному здравоохранению о том, как использовать торф для перевязки ран. Помню с детства: если порезать палец, то его надо засунуть в торфяную кашицу. Я читал, что индейцы использовали торф для детских подгузников. В торфе можно хранить овощи и использовать его как сорбент и фильтр. Ведь торф – это молодой уголь.

Разговариваем в узком караване, где есть место для компьютеров — добыча торфа, добываемого в дремучем болоте, поставлена ​​на современную электронную ногу. Я замечаю значок в углу над монитором. Между наукой и религией существует вековое философское противоречие.

— Мы не могли запустить производство, были аварии, пожары и взрывы, — объясняет Никитин. — Отчаявшись, мы пригласили местного священника. Он пожертвовал пари, и с тех пор все идет гладко. Я не знаю, как это объяснить. Нет, я не стал мистиком. Тем не менее, я так сильно хочу вернуть производство в нужное русло, что готов на любые жертвы и молитвы.

Последнее откровение следует особо отметить, так как оно было высказано человеком необычным, если не удивительным, для сегодняшних нравов. Никитин окончил Строгановку, служил в спецподразделении в Афганистане, делал спутники-шпионы в Зеленограде, стал главным бухгалтером оружейных заводов, несколько лет работал в Германии, стал банкиром, получил дом в Тверской области. Он убежден, что в России есть много уникальных изобретений, которые заставили бы хорошо изученную им Германию убить себя, чтобы не допустить их проникновения на его рынок. Даже марсианин видит, что фабрика в глуши — это головная боль. Московский банкир не назначил зарплату, что смешно, когда его люди мечтают о 15 000. Он не рассчитывает ни на какие доходы, у него разногласия с кредиторами. Готов к банкротству, к возрождению, но не к смерти. Он постоянно курит и ругается черным голосом, когда говорит о мелком бизнесе в России. Я постоянно пытался узнать у Никитина, зачем ему, солидному и состоятельному человеку, понадобилась жалкая фабрика в медвежьем углу.

— Я не раз задавал себе этот вопрос, особенно когда совсем плохо, — вздыхает последний торфяной магнат. Кругом лесть, откровенный обман, низость и подлость. Это просто убивает меня. Так что это все о? Конечно, это не деньги. Вы не можете унести все свои деньги в могилу. Я не могу бросить людей, которые мне поверили. А еще есть дикое желание сделать красивое и понятное дело. Это как вырастить ребенка, дать ему хорошее воспитание и научить его честности. Я прекрасно знаю, что наш бизнес построен на коррупции. Но если торф очищает все, то, может быть, он очищает и бизнес?

На обратном пути проезжал города Кимры и Талдом, где жители черпают воду из уличных кранов, а во дворах стоят уборные с выгребными ямами. Я видел выход в наукоград Дубно со знаменитым синхрофитроном. Я замедлил шаг и задумался, не зайти ли мне в общежитие, чтобы поговорить о нанотехнологиях. Но почему-то сердце не осталось в долгу.

Болят КОЛЕНИ И СУСТАВЫ? Эта едкая мазь лечит суставы за 3 дня.
9 часов назад
Подводит вялая потенция?😁Максимум сексуальной мощи уже после первого применения!
10 часов назад

Читайте также