Опыт индивидуального сосуществования

Преобрази свой образ модными костюмами из Франции! Успей купить со скидкой!
9 часов назад
Гипертония боится это как огня.Вот что пейте на дому от высокого давления.
7 часов назад

25 ноября выставка «Начало, заканчивается и почти все между» была закрыта в филиале Urals Scsi-Rosiso, чей термин совпадает с соенной годовщиной рождения Ингмара Бергмана. Мало того, что он отдал дань уважения шведскому режиссеру, но и предложил некоторый экзистенциальный опыт. Татлин рассказывает, как куратор удалось завершить выставку о Бергмане, не показывая ни одного из своих фильмов.

Когда возможностью организовать выставку является годовщина рождения культового персонажа, частой кураторской стратегией является изучение творческого наследия и поиск архивных материалов. Тем не менее, куратор решил взять объезд. Из многих тем, важных для работы Бергмана, среди которых выдающееся место занято смертью, религией и насилием, Светлана Усолцев выбрала межличностные отношения — как с собой, так и с самим собой. Она собрала несколько художественных произведений, не связанных с директором, но раскрывая основную ветку. Для опытного зрителя многие работы на выставке могут показаться друзьями — они были показаны в важных местах в Москве. Вот почему работа куратора в сочетании была решающей. Следуя работе, они повлияли друг на друга, определили общий контекст и синергированный.

Съемки фильма «Шепот и крики» (1972). На фото: Свен Никвист, Ингмар Бергман, Лив Уллманн, Ингрид Тулин. Автор фотографий: Bu-erik Gueberg. Доступно посольством Королевства Швеции в Российской федерации.

Выставка выставка. Фото: Анна Марченкова

Большая часть выставочного пространства сняла видео. Эта среда находится близко к кино, но в отличие от обычного формата статических объектов, видео может быть проблемой для неподготовленного зрителя, который привык быстро просматривать работу, не оставаясь рядом с ними в течение длительного времени. Многие пустые места остались в комнатах SCCI — каждый фильм требовал места и возможности одиночества. Но благодаря этому пациенту зрителя, готового посвятить себя долгое время каждой работе с ее часто неторопливым и медитативным видео, имел возможность погрузиться в атмосферу выставки, выйдя в свои собственные размышления.

Несмотря на выбранный подход, намерение куратора не было полностью исключено из повествования о Бергмане, чья память посвящена выставке. Прежде чем войти в выставочное пространство, вы можете познакомиться с подробной осью времени, показывая ключевые периоды в жизни режиссера, и на одной из стен в главном зале показано архивные фотографии, документирующие процесс создания фильма и показывать живое взаимодействие Бергмана с командой. Все окна в главной комнате были покрыты фотографиями с большими форматами, которые напоминали витражи и показали невидимое присутствие создателя в виде нескольких знаковых изображений.

В работе Бергмана отношения между людьми часто отмечаются отчуждением и недоразумением. Внутреннее одиночество каждого человека в обществе отражается в работах Юрия Васиева, в которых человек контрастирует с безличной толпой в движении. В отдельной комнате на противоположных стенах были выставлены фильмы с разными сценами: один показал бесконечный поток людей, спускающихся по лестнице станции, а другой — человек в зале ожидания в состоянии агональных сновидений.

Выставка. Фото: Анна Марченкова

Юрь Васильев. Зал ожидания, 2012, фрагмент видеоинсталляций. Фото. Анна Марченкова.

Грибок на ваших ногтях ?! Это средство поможет за ночь!
7 часов назад
У кого болят суставы и спина: читайте...! Артрит можно вылечить за 7дней
7 часов назад

Анри Сала. Ответьте мне, 2008, видео. Фото: Анна Марченкова

Одиночество может быть спасением от одиночества, которое предполагает близость и взаимное понимание. Но они также могут быть дефектными из -за неспособности услышать друг друга и отряд, как короткую, интенсивную историю неудачной попытки сообщить албанскому художнику Анри Сала, которая заканчивается расставанием. А австралийский режиссер Трейси Моффат, такой как доктор Франкенштейн, создал видео «любовь» из фрагментов голливудских фильмов, создающих стереотипы мужского и женского поведения и проявили несоответствие, которое быстро растет с каждой стадией любовного восторга, что вызывает новые конфликты.

Особое взаимодействие можно найти между двумя работами, расположенными в комнатах, удаленных друг от друга. «Мое дыхание» Виктора Алимпьевы — это утопическая зарисовка интимного, гармоничного сосуществования двух девушек, снятых с близкого расстояния, поющих песню о собственном дыхании. «Бассейн» Паулины Канис — антиутопическая история о неприятной отчужденности группы людей, бесцельно бродящих по воде в пугающе темном пространстве общественного бассейна. В обоих фильмах важны тактильные впечатления главных героев: легкое, почти мимолетное ощущение чужого дыхания на коже Алимпинга и сопротивление холодной воды бассейна, видимо густой и липкой, Каниса.

Виктор Алимпиев. Мое дыхание, 2007 г., версия 2 из 5: двухканальное зацикленное видео. фото: Анна Марченкова

Полина Канис. Бассейн, 2015, видео. фото: Анна Марченкова

Тема телесности читалась и в творчестве Анастасии Богомоловой, чье тело было метафорически фрагментировано и упаковано в картонные коробки. Зрителю оставалось только лицо, напоминающее маску, но художница словно спрятала содержимое ящиков от себя, а не от зрителя. Это была единственная выставленная инсталляция, но она была гармонично интегрирована в пространство благодаря наличию других неподвижных изображений в той же комнате (фотографии Бергмана) и рифмовке с видео Джоанны Биллинг по соседству. На видео шведской художницы показан процесс перемещения и упаковки личных вещей в ящики в отсутствие хозяина (или хозяйки) квартиры.

Несмотря на возможность множественных связей в рамках выставки, работы Андрея Сяйлева выделялись несколько иначе. Промахнуться было легко: на маленьком темном экране у входа медленно менялся текст. Видеоработа была попыткой запечатлеть движение мыслей при переходе от сна к бодрствованию. Игнорирование телесности и общего картезианского духа произведения, казалось, противоречило чувственному и почти бессознательному восприятию других произведений.

Томас Брум. Кадр из фильма «Вендрувка», 2011 г. Предоставлено автором

Манипулируя пространством, куратор стремился сделать встречу зрителя с каждым произведением искусства индивидуальной. Посетитель то нарушитель интимного и тесного мира Моего Дыхания, то отстраненный наблюдатель за беспорядочными движениями в Бассейне, то занимает промежуточное положение между двумя состояниями в Васильевой Приемной. А видеоработа шведского художника Томаса Бруме позволила исследовать пространство дома Бергмана, наблюдая издалека за неторопливым и безличным блужданием по пустым комнатам.

Даже при беглом взгляде на выставку интуитивно чувствуется тематическая связанность работ. Но если присмотреться, то можно обнаружить бесконечное пространство для связей и рифм, возможность пересборки его, как кубика Рубика, без потери изначальной целостности. Несмотря на несколько параллелей непосредственно с творчеством режиссера (сочетание двух женских образов в «Моем дыхании» и «Персона Алимпьева», все грани любовных отношений мужчины и женщины в «Любви» и «Сценах бракосочетания Моффата»), выставка получилась не столько о Бергман, а о человечестве вообще. Может быть, он и не предлагал никаких откровений, но стремился к последовательному и твердому размышлению о способах существования человека и его взаимодействии с внешним и внутренним миром.

Найден главный враг псориаза!!!Чтобы от него избавиться, нужно на ночь...
9 часов назад
Болят КОЛЕНИ И СУСТАВЫ? Эта едкая мазь лечит суставы за 3 дня.
10 часов назад

Читайте также