Блокадный Ленинград

До самой суровой зимы у нас закончилось топливо и нас перевели на пустырь, где стояло несколько одноэтажных розовых оштукатуренных бараков. Я всегда буду мимоходом упоминать об откровении моего отца. Поздней осенью, в преддверии суровой зимы, отец организовал серию выездов на поля ПГР «Ручьи» с мешками капусты.

Мечтаете, чтобы твоего «друга» называли гигантом?! Только сегодня Скидка 92%! Удиви свою девушку!
8 часов назад
Здоровые суставы в любом возрасте!Верните себе радость активной жизни!
8 часов назад

Килограмм хлеба

Однажды в нашу дверь постучал управляющий зданием. Мать открыла дверь и впустила темнокожего мужчину в пальто и наушниках с полотенцем на шее вместо шарфа. Хозяин спросил, сколько нас и сколько у нас комнат. Теперь нас было трое, и всегда одна комната.

Выжила в блокадном аду

Трамваи стояли на путях. Обломки трамваев и троллейбусов, словно скелеты, засыпанные снегом, дополнительно усиливали блокадную угрозу. На льду Невы, возле Авроры, меня разбомбили, но я остался невредим. Однако самое страшное воспоминание о той дороге — не бомбы и ракеты, а небольшие холмики, засыпанные снегом. На каждой улице. Люди, которые не успели и умерли беспомощно, согнулись над собой.

Страницы дневника

Жили мы тогда напряженно, почти безумно. Кто мог гарантировать, что завтра будет с ним, что будет со всем городом? Может быть, завтра, может быть, через час нам придется сражаться с врагом на этих самых улицах, рядом с этим плакатом — «Враг у ворот»; возможно, нам придется попасть под это. И это было все, ради чего мы жили. Никто не думал о завтрашнем дне, никто не смотрел в будущее.

Защитники города

Есть в этом что-то, что заставляет меня оглянуться назад и хорошенько разглядеть мальчика: что-то гораздо более серьезное и значимое, чем просто мальчишеское рвение и самоотверженная школьная удаль. Это «что-то» есть настоящее, искреннее, гордое, военное, спартанское презрение — и к Гитлеру, и к его бомбам и самолетам, и — прежде всего — к очень тяжелым, очень осязаемым.

Мама нас троих вытащила

Вместе с мамой возили бревна с Невки. Топливо приходилось делать самим, и тогда оно стало для нас еще и доходом! Вместе с мамой мы оплошали и вытащили бревна из воды. Мы все распилили, просушили и продали. По сей день я боготворю свою маму, ведь если бы не она и ее огромное желание защитить нас, мы бы не выжили. Нам неоднократно предлагали эвакуироваться. Но мать.

Прямое попадание

То, на что я указываю, ни в коем случае не должно быть полотном, памятником или чем-то в этом роде. Мои записи делались наспех, на ходу, в темноте, на морозе, на улице, на подоконнике, на больничной койке. Иногда они были приземленными и чересчур интимными, иногда, наоборот, казались мне преувеличенными, преувеличенными и жалкими. Если бы я написал роман о Ленинграде, я бы написал.

Ценность простых вещей

Вчера я наконец-то устроился на зиму, выбрав свою спальню в качестве зимней резиденции. Это самая маленькая комната с одной дверью и тремя сплошными стенами. Я ожидаю, что он будет сохранять тепло лучше, чем другие. Я перенес свой большой письменный стол в спальню, чтобы заниматься тем, к чему стремлюсь. Жаль, что эта комната темнее остальных. Одно из двух окон полностью заклеено фанерой, а другое.

В глухом кольце тревоги и блокады

Друзья, любимые проходят перед глазами. Их больше нет со мной. Осталась яркая память об их непрерывном героическом подвиге, который они сами совершали каждую минуту каждого дня — спокойно, без сбоев, но с личным мужеством, отвагой и благородством, стойкостью и упорством народного сопротивления, несокрушимой верой в победу.

Дантовский ад (+ФОТО)

Сегодня был очень страшный день. Тревога началась вечером. А прямо над нами, в зените, шел воздушный бой между нашими самолетами и самолетами противника. У нас во дворе собрались люди. Все смотрели на небо и обменивались яркими мнениями. Вдруг с огромной скоростью над зданиями поднялось огромное белое облако кучевых облаков с дымом и гарью, постепенно краснея. Он вырос.

Длиннее! Толще! Сильнее! Дольше! Есть решение! Естественное увеличение, укрепляет эрекцию.
7 часов назад
Длиннее! Толще! Сильнее! Дольше! Есть решение! Естественное увеличение, укрепляет эрекцию.
8 часов назад

Цепочка спасающих и спасенных

Были обнаружены другие и обнаружены сами — с лучшей стороны. Блокадная жизнь, конечно, обнажала и некоторые скрытые человеческие слабости, которые в обычной, спокойной жизни часто маскировались красивым языком, аффирмациями, умением нравиться, духом партии и тому подобными способностями. Но произошло и обратное.

Страшно жить и хочется жить

Трудно отделить существенное от тривиального, существенное от случайного. Записи в журнале мешают составить общую картину. Они отражают слишком много обыденных деталей. Они также вызывают чувства обиды, негодования и тоски, которые не утихают. Прежде всего, я должен предупредить читателя, что мои воспоминания будут по-своему воспоминаниями стариков.

Как прожить день?

В нашем районе был сильный артиллерийский огонь из тяжелых орудий, снаряды рвались где-то поблизости, вероятно, в Горохове; Меня это не волновало, карги почти каждый день били тревогу авиакомпаний. Это было неприятно, потому что я должен был идти в штаб, когда прозвучал аварийный сигнал, а во время бомбежки, если бы стекло не упало, я мог думать, из чего приготовить обед, что и как.

Радости блокадников Ленинграда

Вчера впервые с ноября приняла ванну и с удивлением обнаружила цинга ниже пояса, все тело покрыто язвами и цинготными пятнами. Всеволод очень беспокоился о моем состоянии; Я был равнодушен, как и следовало ожидать. Теперь я понимаю, откуда взялась эта ступор и слабость в ногах.

Март 1942-го — жизнь без перспективы

Силы мои катастрофически слабеют, хотя мы вполне успешно уходим с дороги. Сегодня Всеволод мечтательно объявил, что если бы ему предложили место преподавателя где-нибудь в глухой деревне, он бы поехал. Я с ним договорился: бери мои книги, в том числе поваренные, детей и скарб, иди в глушь и вздыхай среди лопухов и крапивы.

Микрожизнь блокадников

Самое удивительное, что чем дальше развивается эта чудовищная, бредовая жизнь, тем больше мне хочется жить и выживать, и выживать не в одиночку, далеко не в одиночку, выживать всей семьей. Кажется, что после такой жизни человек всему учится, учится ценить бессмысленную радость жизни и уже не будет жить, как раньше, тем более, задыхаясь и задыхаясь от радости жизни.

Зимние месяцы блокады

Ленинград оказался изолированным от внешнего мира. Не было центрального отопления, водопровода и канализации. Город постепенно покрывался снегом. Трамваи и автомобили замерзли на улицах. Только усталые люди тянули сани, нагруженные дровами и телами умерших родственников. Каждый день тела усопших перевозили на кладбище через окна двухэтажного бревенчатого дома, в котором жили Марки.

Причастна ли Финляндия к блокаде Ленинграда?

Дело в том, что это вопрос к тем людям, которые имеют дело с Карельским перешейком или живут на Карельском перешейке. Ну, во-первых, финская армия не останавливалась на старой государственной границе. Они форсировали его и продолжили наступление на Ленинград.

Патетический дневник о Родине и блокадном быте

Мороз -32°. Гостиный двор весь день горел. У нас почти не было хлеба (очень белого). Уже пять часов. Зашел в магазин — пусто, в булочной — ни одного куска хлеба. Мама больна, но держать ее дома незачем, работает с температурой. У меня завтра школа. Я не сделал никакой домашней работы, и мне не хочется ее делать.

Крохотные радости к Новому году

Мы копили хлеб на праздники, отводя часть от дневной нормы. Еще мне посчастливилось приобрести топленое масло в Елисеевском. Я помню, как шел по заснеженному Невскому проспекту, обнимая масло. А потом начался обстрел. И тогда я подумал: как жаль, что мы сейчас умрем и никогда не сможем попробовать масло.

Минус 10 кг в неделю без диет. Похудение дома. Осторожно, мощный эффект!
6 часов назад
Хватит мучиться от простатита! Новое средство 2022 г.! Вылечено 5000+ чел.
10 часов назад

Читайте также